Глубина мышления

Стефан Уидэн (Stephan Wedan)

Каковы преимущества таких скоростных тренировок? Первое, что приходит на ум - это выносливость сердечно-сосудистой системы, второе - безопасность, так как быстрый переход от одного упражнения к другому ограничивает величину рабочих весов. Теория здесь такова, что работа мышц в околопредельном режиме делает не особо важной величину рабочих весов. Еще одно преимущество, о котором говорил Эллингтон Дарден (Ellington Darden) в некоторых из своих книг - это эффективность. Зачем тратить больше времени, чем вам действительно нужно для всесторонней проработки мышц?

Но думаю, что для Джоунза важность общей интенсивности тренировки была основным аргументом. И теперь я понимаю: хотя мы с тренировочным напарником применяли фактор стремительности, предварительно утомляя мышцы, мы не распространяли его на всю тренировку. Просто это было бы очень тяжело, несмотря на все выгоды.

Ваятор не стал меня переубеждать, как сделал бы Джоунз. Он даже не упомянул нечто более важное, чем фактор стремительности. Гораздо позже я пришел к пониманию основной причины моей стагнации - это была перетренированность. Три высокоинтенсивные тренировки на все тело в течение недели даже без суперкоротких перерывов между упражнениями - это слишком много для большинства людей. Теперь я понимаю, что был одним из них. Но основным советом, который я получал почти от каждого по поводу работы на «Наутилусах», была необходимость работать более тяжело в своих сетах. Нужно постоянно перепроверять, насколько интенсивно я на самом деле работаю.

Интересно, что Майк Ментзер, смело утверждавший, что его тренировочная теория была логическим продолжением теории Джоунза, ничего не говорил о быстром переходе от одного упражнения к другому. Интенсивность проходила красной линией через всю теорию Майка, так же как и у Джоунза, но фактор стремительности не был настолько важен для Ментзера, исключая случаи, когда речь шла о предварительном утомлении. Было о чем подумать, но собственный подход сформировался гораздо позже.

«Вы не можете тренироваться слишком тяжело»

Одной из мыслей Джоунза было то, что вы можете тренироваться слишком много, но не можете слишком тяжело. Если атлет обнаруживает, что не способен восстанавливаться после своих тренировок, то нужно не уменьшать их интенсивность, а сокращать их продолжительность. Редко кто советовал уменьшать частоту тренировочных сессий, потому что отдых больше четырех дней приводит к растренированности. Именно это, как выяснилось, и было основной причиной моих неудач многие годы.

Вот пример воплощения в жизнь постулата «вы не можете тренироваться слишком тяжело». Речь о бывшем работнике Джоунза, который в 1990 году открыл собственное дело. Он сократил свой тренинг до одного сета в жимах ногами и одного сета подтягиваний, выполняемых раз в восемь дней. Этот парень работал настолько тяжело, что после завершения тренировки лежал на полу минут 15, дергаясь и дрожа. Картина напоминала умирающую лягушку. Затем следовал обязательный двухчасовой сон в раздевалке, после которого он просыпался свежим и отправлялся домой!

Я рассказал об этом с одной целью - показать, насколько глубоко некоторые люди способны сконцентрироваться, и предупредить, что такая высокая интенсивность может напугать окружающих. Этот парень постоянно наращивал силу, без каких-либо побочных эффектов подобного тренинга. Более того, мы тоже можем достигнуть такой степени концентрации и физической интенсивности.

На любые возражения, что такой тренинг, по меньшей мере, непривлекателен, скажу, что силовой тренинг и не должен быть привлекательным, веселым или освежающим. Он должен быть брутально тяжелым. Окупается не сам тренинг, а его результаты.

Но вы можете возразить, что некоторые люди тренируются гораздо проще и добиваются неплохих успехов. Сторонники высокоинтенсивного тренинга ответят вам, что такие люди добились бы еще большего и быстрее, тренируясь «правильно». Возможно, что они бы с большей пользой для восстановления использовали время, сэкономленное на тренировках.

Серьезный вопрос

По крайней мере, в одной из своих книг Эллингтон Дарден утверждает, что все имеет свою цену, и все имеет свою ценность. Он спрашивает: а стоят ли все эти проведенные в зале часы тех посредственных результатов? Хороший вопрос. Но я бы спросил так: Разве вся жизнь тренинга по два-три часа в неделю не стоит громадных размеров, силы и здоровья, граничащих с дарованным вам генетическим потенциалом? И если тренировочный метод несколько медленнее, чем общепринятые, что же здесь плохого? Что плохого в медленном, но постоянном наращивании мышц или силы?

Дело в том, что дизайн «Наутилусов» и принципы их работы родились в умах инженеров. «Отказ», например - это термин, который Артур Джоунз применил к прекращению мышечных сокращений, но на самом деле это слово означает аварию, обрушение (failure - авария, обрушение). Нагрузите хорошенько мост, например - и он рухнет, структура потеряет целостность. Неспособность продолжать выполнение каких-либо действий, для выполнения которых предназначена структура, означает ее отказ.

Джоунз так же часто сравнивал человеческий организм с автомобилем, говоря людям о таких вещах, как соотношение силы и веса, и возможности «остывания» во время выработки усилий.

Инженеры хотят создать быстрейшее и эффективнейшее средство передвижения, будь то автомобиль, самолет или тренировочные принципы. И если такой механизм не эксплуатируется теми, для кого был создан, то инженеры не могут понять почему. Почему эти дураки не используют наиболее эффективный способ попадания туда, куда они направляются?

Когда я женился и продолжил учебу, у меня не было возможности использовать тренажеры «Наутилус». Тренируясь или дома, или в спортзале Университета Флориды, я не мог организовать быстрые круговые тренировки. Для домашнего тренинга мне приходилось вытаскивать из шкафа свой York. Это была регулируемая скамья, пара стоек для приседаний, разборные гантели и гриф York Hercules. Смена весов, не говоря уж о смене упражнений, занимала довольно много времени.

Метки:

КАК КАЧАТЬСЯ
Мужчины