Глубина мышления

Стефан Уидэн (Stephan Wedan)

Часть 2

Когда первый раз я тренировался под руководством Кейси Ваятора, меня не тошнило, но, боже, как мне этого хотелось. Можете говорить что угодно против тренинга на тренажерах, но когда вы вкладываете максимум усилий, работая на нескольких «Наутилусах» и борясь с сопротивлением без помощи рычажности (здесь нет мертвых точек, мертвая точка одна по всей амплитуде - с начала и до конца), то ваши мышцы работают очень тяжело. Такое постоянное напряжение заставит вас испытать боль, если вы к этому не готовы. Но для меня вопрос был не в том, стимулируют ли «Наутилусы» мышцы, в этом я не сомневался. Вопрос был в том, насколько необходима такая интенсивность.

В этот апрельский день 1976 года я поработал на разных «Наутилусах» - для спины и бедер, для сгибаний ног, для экстензий ног и даже жимов ногами. Слегка позеленев, я дышал так, как никогда в своей жизни, когда Кейси подвел меня к тренажеру «двойная грудь». Он установил весьма скромный уровень сопротивления, но что-то внутри меня оборвалось. Я чувствовал себя слабым как котенок. Взглянув на мое лицо, Кейси решил отказаться от идеи проработки груди и приказал мне лечь на пол. Тренировка была окончена.

Прошло некоторое время, пока тошнота отступила, но даже лежа на полу и плавая в собственном поту, я не мог упустить возможности поговорить с Кейси. Так мы обсудили все, от теории «Наутилусов» до его соревновательного опыта. В ходе беседы он упомянул, что «не прикасался к отягощениям уже два года». К тому же, он считал себя толстым. Эти два заявления были обескураживающими, принимая во внимание его нынешнюю физическую форму. Я попросил его согнуть руку. Она выглядела даже больше и тверже, чем на обложке моего старенького Muscular Development. Он оттянул кожу на трицепсе на три четверти дюйма и сказал, что для любых соревнований складка должна быть намного тоньше. Возможно, он пытался поразить меня. Если так, то это сработало. Его кожа была чуть ли не тоньше моей.

Что возможно

В этот день мы вспоминали Колорадский Эксперимент, проведенный в мае 1973 года. Он длился четыре недели и включал в себя 14 тренировок. Тогда Ваятор набрал 29 кг мышц и потерял 8 кг жира. Он начал при весе в 76 кг и 14% подкожного жира. Через 27 дней он весил 97 кг при 2,5% жира! Средний мышечный рост составил 2 кг за тренировку. К концу мая Кейси был едва ли не в самой лучшей форме за всю свою жизнь. Даже учитывая то, что его начальный вес был искусственно занижен, все равно результаты впечатляли.

Под искусственно заниженным весом я подразумеваю пониженную калорийность питания, так как тренировок не было. Он потерял палец в результате производственной травмы и пережил серьезную аллергическую реакцию на противостолбнячную сыворотку. Четыре месяца тренинг был последним, о чем он мог думать.

Рост Ваятора был настолько стремительным, что перешагнул за все предполагаемые отметки, ведь никто не мог предположить такой скорости. Многие из нас были бы счастливы набору массы в 29 кг за всю свою жизнь!

Я спросил Кейси, что ему больше всего не понравилось во время эксперимента, ожидая чего-нибудь необычного. «Меня больше всего раздражали жирные ложки каждый день». Джоунз следил, чтобы его диета была высококалорийной, включая и молочные коктейли. Но, согласно Ваятору, попыток пропорционально разделить рацион на макронутриенты не было. Всего было много - протеина, углеводов и жиров.

Углубляясь в тему

Наконец я задал главный вопрос: Почему после стольких лет правильного тренинга на «Наутилусах» мои результаты замерли на одной точке? Я начал еще в Высшей Школе ДеЛанда в 1973 году, затем были тренировки в зале Университета Стетсона с 1974 года. В 1976 году я весил солидных 76 кг и за два года набрал 2 кг, без сомнения, за счет возмужания. В 1976 году мне стукнуло 21 и к этому времени я вырос на 2,5 см, достигнув 172 см.

Как мне показалось, Ваятор ответил на мой вопрос машинально. Он сказал, что я работал в каждом сете не до абсолютного отказа. Я возразил. В Стетсоне единственный раз в жизни я тренировался вместе с напарником, двухметровым парнем по имени Гари. Мы были одинаково сильны, так же как и темпераментны, и соревновались на каждой тренировке. Каждый сет выполнялся до абсолютного отказа.

Ваятор заметил, что хотя я продержался на своей первой тренировке с ним дольше, чем многие другие, все же я ее не закончил. Это предполагало, что я еще не очень готов к высокоинтенсивному тренингу, приверженность которому провозглашал. Но Кейси был достаточно вежлив, чтобы произнести такой вывод вслух.

Но настоящий ответ на вопрос, почему моя тренировка с Ваятором была столь сокрушительной, заключался в том, что Джоунз в своих ранних статьях называл фактором стремительности. Я понял, что речь идет о выполнении изолирующего движения перед многосуставным для того, чтобы предварительно утомить мышцу. Грудные мышцы, например, недорабатывают так, как могли бы, потому что в лучших грудных многосуставных упражнениях, таких как отжимания и жимы лежа, трицепсы сдаются раньше. Поэтому можно сказать, что они служат лимитирующим фактором при проработке груди. Следовательно, если кто-либо выполнит сет разведений лежа с целью предварительного утомления, а затем немедленно приступит к жимам лежа, то грудные мышцы сдадутся раньше. Джоунз применял этот принцип, который в общем-то не был для него новинкой и которым очень легко можно было злоупотребить, ко многим мышечным группам. Методика работает, если вы стремительно переходите от изолирующего движения к многосуставному, не позволяя прорабатываемой мышце восстановиться. (Однако метод предварительного утомления не лишен своих недостатков.)

Но Джоунз не ограничивал применение фактора стремительности только предварительным истощением мышцы. Он считал этот принцип критически важным для повышения интенсивности всей тренировки. Работа разделенная на время равняется интенсивности, и это равенство верно как для отдельной мышцы, так и для тренировки в целом.

Метки:

КАК КАЧАТЬСЯ
Мужчины
Ironman.Ru рекомендует

IRONMAN™

F80
F80

500 гр.

848 р

IRONMAN™

Турбо Масс

IRONMAN™

Turbo Protein