Леонид Остапенко

Владимир Турчинский (Динамит)
IM № 6, 1999

Леонид Остапенко, член Международной Ассоциации Спортивных Наук, руководитель научно-исследовательского отдела фирмы "Спорт Сервис"

Остапенко Леонид Алексеевич, 1944 г. р.
Образование высшее юридическое и высшее физкультурное, обладатель международного сертификата персонального тренера, член Международной Ассоциации Спортивных Наук (ISSA).
Тренируется с отягощениями с 1963 года.
С 1966 года начал заниматься исследованием вопросов методики культуристического и силового тренинга.
С 1979 по 1987 год - ответственный секретарь Всесоюзной Комиссии по атлетической гимнастике при Федерации Тяжелой атлетики СССР, зам. Председателя Московской Комиссии по атлетической гимнастике.
С 1987 по 1989 год - Генеральный Секретарь и Председатель комиссии по агитации и пропаганде Федерации Бодибилдинга СССР, зам. Президента Московской Федерации бодибилдинга.
С 1989 по 1997 год - Генеральный Секретарь Атлетического Союза (NABBA России).
С 1989 по 1997 год - старший тренер по культуризму клуба "Второе Дыхание".
Публиковаться в периодической печати начал с 1979 года. Печатался в журналах "Теория и практика физической культуры", "Физкультура и спорт", "Спортивная жизнь России", "Здоровье", "Олимпийская панорама", "Обыватель", "Каприз", "Качай мускулы", "IRONMAN", газетах "Советский спорт", "Московский комсомолец", "Патриот" (СССР и Россия), журнале "Теория и практика телостроительства" (Казахстан), журналах "Muscular Development" и "Powerlifting USA" (США), "Trener a cvicitel" (ЧССР). Опубликовал 4 книги и более 350 статей.
Был автором методической разработки "Использование бодибилдинга как средства общей физической подготовки в различных видах спорта" и соавтором "Программы преподавания бодибилдинга в физкультурных вузах СССР" (по заказу Госкомспорта СССР).
Подготовил одну чемпионку России по пауэрлифтингу и одного чемпиона Европы и мира по культуризму.
В настоящее время - руководитель научно-исследовательского отдела фирмы Спорт Сервис, член русского редакционного Совета журнала "IRONMAN".

Остапенко - кто он на самом деле?

В таком мегаполисе, как Москва, бывают разные встречи. Например, ничего не знаешь о человеке, встречаешь - и яркое впечатление на всю жизнь. А иногда заочное знакомство происходит задолго до встречи. И интерес к человеку возникает уже оттого, что говорят тебе о нем совершенно разные люди. А что говорят о Леониде Остапенко?
Спортсмены скажут, что он сам спортсмен и тренер, классный методист по всем вопросам, связанным с силовым тренингом. В редакциях многих популярных и спортивных изданий его знают как квалифицированного переводчика и автора статей о здоровом образе жизни, методических разработок по бодибилдингу.
Встретить его можно и в скромном "подвале-качалке", и в элитном, оснащенном по последнему слову спортивно-оздоровительном центре. И нежная барышня, и профессиональный спортсмен, и деловой человек - все получат квалифицированный совет и консультацию с учетом именно их индивидуальных возможностей.
Значит, настало время спрашивать и мне.
Динамит: На чем базируется Ваша способность дать исчерпывающий совет человеку с любым уровнем физической подготовленности и ответить на любой (порой энциклопедический) вопрос в области силовых видов спорта? Каким образом Вы удерживаетесь на современном уровне знаний в этой области?
Л.О.: Я бы сказал скромнее - это не способность, а результат удовлетворения любознательности, которой я страдал с самого детства. Мне все было интересно, я много читал, неплохо учился, а когда понял, что качественная информация - едва ли не самое большое богатство, которым может обладать человек, я стал собирать материалы о том, что меня интересовало. В данном случае с 19 лет я собираю все, что касается спортивной медицины, физиологии, анатомии, теории и методики силового тренинга. Продолжаю я этим заниматься до сего времени, прочитываю примерно от 10 до 15 специальных журналов каждый месяц, разумеется, пропуская то, что мне не интересно или то, что я уже знаю.1960 год - I разряд по пулевой стрельбе Это держит меня в курсе всего того, что происходит в науке в этой сфере. Все ценное попадает ко мне в компьютерный архив, в котором - около 6000 статей и около сотни книг по бодибилдингу и пауэрлифтингу. Половину из всего этого я переводил с трех языков. Кроме того, у меня еще не введены в компьютерный архив около 3000 статей, которые ждут своего часа. Конечно, прочитанное попадает не только в память компьютера, но и в мои мозги, а уж та базовая подготовка, которую я получил с помощью двух советских институтов и одного американского центра подготовки, позволяет мне все это творчески переваривать и рождать выводную, так сказать, синтезированную информацию, которой я с удовольствием делюсь со всеми, кто в этом нуждается.
Динамит: Расскажите, пожалуйста, где Вы учились?
Л.О.: Первый свой диплом о высшем юридическом образовании я получил в 1970 году в одном из закрытых и очень престижных учебных заведений СССР. Второй диплом я защищал в бывшем ГЦОЛИФК (ныне Российская Государственная Академия Физической Культуры) в 1985 году. Третий диплом у меня - от Международной Ассоциации Спортивных Наук (ISSA), полученный в 1995 году.
Динамит: Какова же Ваша основная специальность?
Л.О.: Ну, с работой по первому диплому я расстался вскоре после получения второго диплома, и я уже не вправе даже считать себя юристом. Так что второй и третий документы об образовании закрепили мое хобби (силовой тренинг) в качестве основной специальности. Заканчивал я ГЦОЛИФК по специальности "тяжелая атлетика" (тогда и речи не могло идти о пауэрлифтинге, и тем более о бодибилдинге), а диплом ISSA у меня по специальности "бодибилдинг, кондиционный тренинг и фитнис-тренинг".
Динамит: А каких результатов Вы сами достигли в бодибилдинге?
Л.О.: Я, возможно, разочарую тех, кто полагает, что мой уровень подготовки и знаний позволил мне выйти на сколь-либо значимый уровень спортивной результативности. Но я отношусь к этому спокойно. Причин здесь несколько. Во-первых, начав глубже заниматься изучением человеческого организма, я очень рано понял, что у меня имеется ряд генетических ограничений (узкие плечи, относительно тонкие кости). Во-вторых, в том возрасте, когда можно дать толчок организму и создать предпосылки для успеха в силовом тренинге (14-15 лет и 17-18 лет), меня заставляли главным образом бегать на длинные дистанции. Упустив этот период начала специфических тренировок, и не располагая выраженной генетической предрасположенностью, вы никогда не добьетесь вершин в силовой подготовке. В-третьих, характер моей работы по первому диплому требовал от меня выполнения определенной программы-минимума прыжков с парашютом. При моем тогдашнем "рабочем" весе тела в 92 килограмма меня выбрасывали почти всегда первым, и я постоянно рисковал травмой. Ну, для непосвященных объясню, что удар, который воспринимает на себя опорно-двигательный аппарат 75-килограммового человека, который приземляется на стандартном (не спортивном) парашюте, аналогичен тому, как если бы он спрыгнул без парашюта с высоты 2,5 метра. Попробуйте, ребята, а если до вас не дойдет, то возьмите на спину рюкзак с песком весом хотя бы в 15 кг, и попробуйте еще раз... А как можно было без солидной массы думать о какой-то форме в бодибилдинге? Так что бицепсы у меня никогда не превышали окружности в 43 см, и я никогда не выжимал лежа штангу весом более 120 кг. В приседе дело обстояло лучше - 160 кг, а становая тяга не выходила за рамки 180 кг.
Динамит: Чемпионы редко становятся хорошими тренерами. Что Вы на это скажете? Имеете ли Вы моральное право учить других? Есть ли у Вас какие-либо другие спортивные достижения?
Л.О.: К сожалению, ставший хорошим тренером чемпион - это редкость. Конечно, люди полагают, что, если чемпион сделал сам себя (даже с помощью тренера), то он способен сделать других равным себе. Я не верю в это и думаю, что к этому и не надо стремиться. Надо реализовывать себя в том, что лучше получается, и избавляться от ненужных амбиций. Я вовремя понял, что одних только амбиций мало, и как только до меня это дошло, стал стремиться к приоритетному совершенствованию не исполнительного аппарата (мышц), а командного центра (мозгов). Буду надеяться, что у меня это в итоге получится, хотя стоит заметить, что конца совершенствованию аппарата мышления нет и не может быть. Знаете, до меня даже доходили слухи о высказываниях некоторых очень хорошо знакомых мне людей о том, что, мол, "Остапенко - нуль как спортсмен, что он может дать спортсменам?" Мне бы хотелось поставить точки над i следующим образом: авторы этих высказываний тренировались в свое удовольствие и наращивали мышцы в то время, когда я, сохраняя верность присяге, буквально подставлял свою шкуру под разные режущие, колющие и стреляющие приспособления. Более того, некоторые из этих парней (я это доподлинно знаю) вообще сумели избежать призыва в армию и продолжали в это время качаться. Конечно, они опережали меня по развитию массы мышц. Тем не менее у меня 128 прыжков с парашютом и 1-й разряд по этому виду спорта, я выполнил норматив кандидата в мастера спорта по пулевой стрельбе, а также стал перворазрядником по самбо. Мне этого было достаточно для качественного выполнения служебных функций, и я вправе гордиться этими достижениями. Ну, и наконец, прошу не забывать, что я был именно тем тренером, который подготовил первого в истории России юниорского чемпиона Европы и мира - Константина Пучкова. При этом Костя пришел в мой клуб не готовым атлетом, которого надо было просто подшлифовать и вывезти за рубеж, а бывшим школьником, не имея за плечами ничего, кроме огромного желания тренироваться. Так что делать я это могу. Другое дело, что подготовка культуристов или пауэрлифтеров высокой квалификации - это "штучная" работа, которой надо отдавать массу времени. Такого времени у меня сейчас нет, и подобную работу я считаю для себя пройденным этапом. Есть масса других вещей, которые для меня сейчас приоритетны.
Динамит: Несколько агрессивно, но убедительно... А как Вы вообще пришли в "железо"?
Л.О.: О, это тот путь, которым прошли очень многие люди моего поколения. Впервые я увидел человека, который меня поразил своим сложением, в журнале "Физкультура и спорт", в 1958 году. Этим человеком был легендарный тяжелоатлет, ученик Боба Хоффмана, Томми Коно. Кстати, он выигрывал конкурсы "Mr. Universe", которые разыгрывались некоторое время Международной Федерацией Тяжелой Атлетики и Культуризма (FIHC). Но об этих конкурсах наши люди узнавали лишь из устных рассказов тяжелоатлетов, участвовавших в чемпионатах мира. Писать об этом наша пресса не могла, запрет был также на ввоз культуристических журналов - они шли в одну графу с порнографическими изданиями... Как наработать такое сложение - информации об этом было еще меньше. Примерно в 1961 году я в украинском журнале "Всесвiт" (брат русскоязычной "Иностранной литературы") увидел маленькие, форматом в спичечный коробок, фотографии Рэга Парка и Дэйва Дрейпера. Затем, в 1962 году, на пляже в Одессе я увидел парня, который навсегда остался в моей памяти. Он сидел на песке, обняв руками колени. Его спина, с отчетливо вырезанными трапециями, ромбовидными и широчайшими мышцами, а также дельты и руки потрясли меня. Мой приятель, боязливо оглянувшись по сторонам, буквально на ухо сказал мне: "Это культурист..." В 1963 году в журнале "Знание - сила" я увидел фотографию Джона Гримека. До этого времени о культуризме я не знал почти ничего. Но с 1963 года я стал регулярно читать журнал "Спортивная жизнь России", где печатался выдающийся по тем временам тренер - Георгий Павлович Тэнно, которому помогали Олег Зуйков, Геннадий Балдин, журналист Анатолий Коршунов. Я просто мечтал познакомиться с этими людьми (впоследствии мы познакомились и до сих пор сохраняем очень теплые и уважительные отношения)... Одновременно я стал выписывать два иностранных журнала - польский "Sport dla wzsystkich" и чехословацкий "Trener a cvicitel". Чтобы читать их, я стал учить эти два языка. Конечно, информация, содержащаяся в них, была недостаточно научной, но все же это был для меня первый информационный прорыв в методику тренинга. Второй начался через семь лет, когда я освоил еще и английский язык. Я перечитал о бодибилдинге почти все, что хранилось в Библиотеке имени Ленина (часть из этой литературы даже для меня, с наличием специального допуска, была закрытой). Третий прорыв я сделал, освоив компьютер с его почти неограниченными возможностями обработки информации.
Первый прыжок с парашютом Если вести речь о занятиях, то начало их приходится на период службы в армии, где у меня был приятель, который до призыва занимался в одной из секций в Запорожье. Конечно, то, что он знал, было просто некоторой модификацией тяжелой атлетики, но результаты у нас были просто великолепными для той поры. За период службы в армии с 1963 по 1966 год я нарастил почти 10 кг мышечной массы и изменился так, что мне пришлось выбросить практически всю гражданскую одежду, кроме спортивных тапочек. После этого у меня был значительный перерыв, поскольку мне пришлось осваивать боевой раздел самбо (каратэ тогда никто не знал). На одном из тренировочных занятий я получил тяжелейшую травму правого колена, и с гипсом попал в госпиталь. Связки и сустав зажили, но подвижность в колене настолько ухудшилась, что я хромал и не мог до конца присесть даже без отягощения. Мой тренер с уверенностью сказал, что я никогда больше не сумею толком бороться, поскольку буду щадить травмированную ногу. Затем он произнес почти следующее: "Если хочешь, чтобы тебя не списали с желтым билетом, бери пустой гриф и приседай через боль". Конечно, это была каторга, но буквально через несколько месяцев я стал приседать уже с весом собственного тела, а затем уже повторно так сильно поверил в целительные силы "кача", что после этого никогда больше не бросал его больше чем на месяц... Далее был период тренировок в Лужниках, уже под наблюдением Олега Зуйкова и Виктора Цараева (Георгий Павлович к этому времени уже ушел из этого мира). После этого я несколько лет тренировался и сотрудничал с Владимиром Шубовым, у которого в клубе был собран весь тогдашний культуристический и пауэрлифтерский цвет города Москвы. Все эти люди заслуживают самых добрых слов, поскольку под их влиянием, на основе их практического опыта и моей информационной базы формировалось мое методическое и тренерское мышление. Затем я стал пробовать прикладывать мои познания к тренировкам других людей, с 1989 года у меня был собственный клуб, "Второе дыхание", где я проработал почти семь лет.
Динамит: Знаю о Ваших личных разработках, методах и программах. Подробнее об этом, пожалуйста.
Л.О.: Своим рождением эти программы и методы обязаны компьютерной эре. Без компьютера обработка необходимых для этих программ данных была бы невозможной. Дело в том, что во всем спорте очень остро стоит задача объективизации контроля за результативностью и качеством тренировочного процесса. Ну, скажем, в беге это выражается в постоянном хронометраже тренировочных и контрольных забегов, и трудности не вызывает. В тяжелой атлетике это - количество и интенсивность подъемов штанги и их соотношение с конечным, показанным на соревнованиях, результатом. А какими объективными критериями вы можете оценить результативность в бодибилдинге или фитнесс-тренинге? Уж конечно это не будут "голы, очки, секунды".
Довольно продолжительные и непростые поиски возможного решения привели меня к некому синтетическому решению. Я попытался найти пути компьютерного прогноза близких к идеальным (идеальных, вероятно, не существует) антропометрических размеров - это стало давать мне достаточные данные для объективных выводов о степени развития отдельных частей тела или недостаточно развитых мышечных группах.
Культуристическая федерация СССР
Вслед за этим я стал разрабатывать программы слежения за составом тела (композицией) под влиянием тренировок разной направленности, и мне удалось достаточно точно определять количество мышц, сухих тканей, воды и подкожного жира. Сами понимаете, что систематический контроль за этими данными позволяет точно подводить атлета к соревнованиям, без потерь сухой массы. После этого путем адаптации некоторых спортивно-медицинских и кардиологических проб к культуристической практике я создал интегральную систему контроля за состоянием основных функциональных систем - сердечно-сосудистой и дыхательной. Известно, что отклонения в работе этих систем очень точно отражают состояние спортсмена, а контроль за ними позволяет избежать скатывания в состояние перенапряжения или перетренированности.
Момент рождения культуристической федерации СССР
Позднее оказалось, что на основе анализа выходных данных этой программы можно делать косвенные выводы о состоянии микроциркуляции, а следовательно, и качестве питания мышечных тканей, от которого зависит рост мышц. Все это позволяет мне очень точно настраивать тренировочную работу с любым человеком - независимо от возраста или целей тренировки. Я не претендую на 100% попадание - я не занимаюсь диагностикой патологии или предпатологии - но "выловить" негативную тенденцию и вовремя устранить причины ее возникновения могу. Ради справедливости следует отметить, что в этой работе мне здорово помогли те люди, которые поверили в меня - чемпионы Константин Пучков, Людмила Тубольцева, Сергей Шелестов, Юрий Мельников, Лев Гончаров, Олег Макшанцев, Наталья Ким, Сергей Шлючков. Работа по их предсоревновательному тестированию вовсе не мешала их непосредственным тренерам, а мне помогла отладить мои программы и свести их в цельную систему контроля, которая оказалась равно действенной для людей, не ставящих перед собой чемпионских целей.
Динамит: Тренируетесь ли Вы сами?
Л.О.: Да, я тренируюсь достаточно систематически, примерно 3-4 раза в неделю, в зависимости от того, сколько времени у меня есть и как себя чувствуют мои связки и суставы. Стараюсь держать себя в сносной форме, но не ставлю перед собой невыполнимых или фантастических целей.
Динамит: Вы - богатый человек?
Л.О.: Себя я не могу отнести ни к числу состоятельных, ни к числу бедных людей (это очень относительные понятия, в зависимости от того, какими критериями пользоваться). Но есть у меня одна недвижимость, цены которой просто нет - это мой архив и та система его накопления и обработки, которая мною выработана за эти 35 лет. Я просто уверен, что, если брать его в качестве критерия, то богаче меня в России человека нет.
Динамит: Что Вам помогает и что мешает в поступательном движении вперед?
Л.О.: Я уже говорил, что мне всегда помогала природная любознательность. Позднее к этому присоединилась еще и страсть коллекционера. Знаете, когда у человека есть 100 уникальных почтовых марок, он мечтает о 101-й.Дела давно минувших дней Так же и я - боюсь пропустить что-нибудь ценное, новое или более действенное из того арсенала тренировочных и восстановительных средств и методов, которые предлагает современная наука. Это и движет мною. Кроме того, я сознаю свое вполне здоровое честолюбие, и стремлюсь, чтобы это сознание получало подкрепление положительными оценками со стороны других людей. Ну и, наконец, это "поддерживающая система", как говорят американцы - прежде всего руководство фирмы "Спорт Сервис", которое поверило в мою квалификацию и конструктивно воспринимает мои идеи. Что мешает? Да пока что только нестабильность нашей страны, которая мешает не только мне, но и другим людям. Мешает заботиться о своем здоровье, о своей внешности, мешает спокойно спать и планомерно работать на будущее. Меня это очень огорчает, поскольку я наблюдаю и объективно фиксирую постоянно ухудшающееся физическое состояние населения нашей страны...
Динамит: Кого Вы можете назвать своими кумирами, вдохновителями и учителями?
Л.О.: Если говорить о культуристическом спорте, то им с самого начала и до конца был и остается Джон Карл Гримек. Первыми вдохновителями оказались Олег Семенович Зуйков и Геннадий Петрович Балдин.
Л.Остапенко со своими учениками К.Пучковым и Л.Тубольцевой
Позднее я уяснил, что кумиром нужно делать самого себя - я не имею в виду наклонности Нарцисса. Речь идет о том, что вы должны на основе объективной оценки самого себя создать себе некий идеальный облик с нужными физическими и интеллектуальными качествами, и путем целенаправленных и вдумчивых усилий стремиться к его достижению. Так что вы будете соревноваться со своими недостатками, а не с живым идолом. Это намного более благородная цель, чем при росте 165 см стремиться достигнуть пропорций, скажем, Пола Диллетта. Об учителях я хочу сказать с особой теплотой. Конечно, в спортивном отношении ими были преподаватели и руководители кафедр ГЦОЛИФК А.С.Медведев, Ю.В. Верхошанский, А.П.Лаптев, С.В.Степанова, Я.М. Коц, Л.П.Матвеев. Их труды в области скоростно-силового тренинга, теории и методики спорта, спортивной медицины, гигиены и физиологии научили меня верной методологии, которой я пользуюсь до сих пор.
Динамит: У Вас есть единомышленники, соратники, друзья, враги?
Л.О.: Единомышленниками я искренне считаю всех тех, кто верит в необходимость научного подхода к бодибилдингу, пауэрлифтингу или любому другому делу, которым занимаешься всерьез.
Что касается друзей, то я считаю, что в нынешнее время это понятие несколько размыто. У меня был человек, кадровый военный разведчик, которого я считал почти своим родным братом - настолько мы были близки по идеологии, представлениям о современном мире, по духу. К сожалению, неизлечимая болезнь убила этого замечательного человека два года назад, и эту потерю для себя я считаю невосполнимой. Поэтому не тороплюсь причислять к друзьям тех, у которых со мной теплые, ровные, конструктивные отношения. Я бы даже не назвал этих людей соратниками. Мне больше нравится слово "команда". Понимаю, что точнее это слово определяет того, с кем вас связывают финансовые интересы, но я теперь предпочитаю работать на командный интерес и рад тому, что меня тоже воспринимают членом команды. В принципе же я по натуре - одиночка, по гороскопу Лев и Обезьяна, а это предполагает относительную обособленность, хотя и достаточно выраженную потребность в общении. Единственным своим врагом я считаю страшную нехватку времени. Мне хочется очень многое успеть - а времени суток мало...
Динамит: Каковы Ваши увлечения, кроме жадного интереса к методике тренировок?
Л.О.: Конечно, наука является увлечением № 1. К счастью, хобби совпало с профессией. Но если бы у меня было время, я бы с удовольствием читал детективы и научную фантастику. Это позволяет отдыхать моим мозгам. Еще одним увлечением является хорошая музыка. Из классиков я отдаю предпочтение органной музыке, прежде всего гениальным Баху и Вивальди, хотя есть масса других выдающихся авторов. Увлекаюсь коллекционированием произведений блюзменов, из которых лучшим, полагаю, был покойный Стиви Рэй Вон. Из живых очень люблю Бадди Гая, Джона Ли Хукера, хотя это представители разных направлений блюза. Мне очень близки все исполнители рок'н'ролла, прежде всего Джерри Ли Льюис, Литтл Ричард, Чак Берри, Карл Перкинс, Элвис Пресли. Это все - живая, человеческая музыка, не то что так называемые "DJ-хиты", вызывающие если не нервный тик, то глухое раздражение.
Динамит: Входите ли Вы в состав какой-либо федерации бодибилдинга или пауэрлифтинга? Имеется ли у Вас судейский опыт?
Л.О.: Знаете, на настоящем этапе мне приятнее работать на всех спортсменов, независимо от федерации и вида спорта. У меня консультируются и культуристы, и пауэрлифтеры, и рукопашники, и армреслеры, и даже гребцы и теннисисты.
Тестирование чемпиона Украины Олега Протаса
Более того, созданные на общественной основе федерации требуют отвлечения на общественную работу, а времени у меня и так катастрофически не хватает. Что касается судейского опыта, то у меня была всесоюзная судейская категория во времена СССР, я судил и был секретарем и членом апелляционного жюри на чемпионатах Москвы и СССР. Удалось мне отсудить и на паре международных соревнований на территории бывшего СССР, и даже один чемпионат мира по версии NABBA. Теперь мне более приятно смотреть на соревнования из зала, а не из-за судейского столика, я люблю общаться со спортсменами, с тренерами, старыми знакомыми... Официальный статус судьи этого мне не позволил бы.
Динамит: Почему Ваши статьи теперь не появляются больше нигде, кроме русского издания журнала IRONMAN?
Л.О.: Мне бы очень хотелось, чтобы вы поверили в то, что я скажу. Не хочу, чтобы у вас сложилось мнение о том, что "Спорт Сервис хвалит Остапенко, а Остапенко хвалит Спорт Сервис". Здесь нечто иное. В основе лежит совпадение моих исследовательских интересов и общей направленности работы этой фирмы. Вы думаете, я не искал другие варианты или мне не предлагали весьма доходные места? Ошибаетесь. Но ни в одном другом месте я пока не встречал более конструктивного и неподдельного интереса к тому, чем занимаюсь я. То же самое можно сказать и о журнале IRONMAN, научный уровень которого соответствует моим представлениям о том печатном издании, в котором я бы хотел публиковаться.
Динамит: У Вас в Вашем возрасте весьма конкурентоспособная внешность, молодые девчонки (точно знаю) поглядывают. Как Вы сохраняете форму и как удерживаетесь от искушений?
Л.О.: За комплимент спасибо. Не скрою, женским вниманием никогда не был обделен, но не придаю этому решающего значения. Многие могут сказать: "Ну и дурак", но судьба сталкивала меня с множеством очень достойных представительниц прекрасного пола, а коллекционировать мимолетные интимные контакты я не склонен.Таким его видели очень немногие Я легко привязываюсь к людям и очень трудно отвыкаю, поэтому стараюсь с проявившей ко мне интерес дамой прежде всего сохранить теплые и доверительные отношения, как бы в благодарность за оценку моих достоинств. Именно поэтому у меня были периоды (особенно во время активной тренерской работы), когда друзей среди женщин у меня было намного больше, чем среди мужчин. Что же касается формы, то я стараюсь исповедовать то же самое, что проповедую. Как бы вы отнеслись к дантисту с гнилыми зубами или курящему при вас специалисту по раку легких? Может быть, это гиперболизированные примеры, но в зале я стараюсь работать жестко, и не позволяю обжорства, а этого достаточно, чтобы сохранять форму, которая позволяет мне убеждать других в пользе тренировок и здорового образа жизни.
Динамит: Герой фильма "Де жа Вю", помнится, говорил, что его в жизни поддерживают три вещи: джаз, бокс и секс. Можно ли поподробнее о последнем (о музыке и спорте в Вашей жизни мы уже слышали)?
Л.О.: Я не дутая "поп-звезда" и не участница конкурса каких-нибудь "миссок", поэтому вытаскивать на всеобщее обозрение подробности моей жизни не намерен. Тем не менее должен сказать, что без последнего нет полноценного человека. Другое дело, что у одного, как говорил выдающийся сексолог Кинси, нормой являются три контакта в день, у другого - три контакта за всю жизнь. Полагаю, что если вы не собираетесь попадать в книгу рекордов Гиннеса, то оптимальная нагрузка на любую физиологическую систему - вот залог здоровой и полноценной жизни (этот оптимум каждый волен определять самостоятельно). Кроме того, к высказыванию героя данного фильма я бы добавил еще одну "поддерживающую систему" - это те люди, которым ты дорог. В моей жизни было несколько ситуаций, когда я реально мог умереть, и каждый раз меня охватывало, казалось бы, неуместное в тех условиях чувство: досада по поводу того, что ты больше не сможешь увидеть дорогих и близких тебе людей и узнать, как складывается их судьба.
Динамит: Что же, Вы можете назвать себя счастливым человеком?
Л.О.: Вообще-то это - удар "под дых", но я попробую устоять. Все дело в том, что вкладывать в понятие "счастье".Приглашаем всех на консультацию Важно также при этом не заглядываться на тех людей, которым здорово везет, которые у всех на виду и которые изо всех сил тщатся изображать на лицах счастье. Я принял обряд крещения в 52 года в католической церкви, и с тех пор представления о личном счастье у меня очень изменились. Может быть, это прозвучит напыщенно, но прошу поверить: я счастлив тем, что у меня два отличных сына, Станислав и Борис; тем, что я с удовольствием занимался раньше и занимаюсь теперь работой, доставляющей радость (надеюсь, я полезен этим и другим людям); подлинное счастье - когда тебя искренне благодарят за ту методическую помощь, которую ты оказываешь всем, кому она необходима. Конечно, я совершил в жизни массу ошибок, но думаю, что в этом и состоит судьба каждого человека, и моя наставница по костелу научила меня каяться, но в то же время и благодарить Бога за судьбу и за каждый прожитый с пользой день. В понятие счастья я вкладываю и то, что порой ощущаешь свое соответствие тому, на что рассчитывают другие люди, поверившие в тебя. Словом, это настолько емкая категория, что даже очень квалифицированный философ или психолог не возьмется перечислить все, что в нее можно вложить. Чтобы не злоупотреблять временем, скажу, что я не обижаюсь на судьбу и вправе считать себя счастливым человеком.

Метки:

ЗАМЕТКИ, ОЧЕРКИ, ФОТО
Спортсмены
Ironman.Ru рекомендует