Как понимание цели определяет содержание работы


Задачей этой статьи будет разъяснение самых элементарных моделей рассуждений, и она замышлялась как некий итог длительных наблюдений над теми, кто решал в какой-то момент своей жизни заняться своим вконец испорченным сложением либо физическим здоровьем. Как правило, такие благие намерения планируется реализовывать, начиная чаще всего с ближайшего понедельника, реже – с первого числа очередного месяца, и совсем редко – с Нового года.

Но вот, Новый год уже несколько не новый, а понимание того, с чего следует начинать, не становится отчетливее. Напротив, на сайты и в переписку с новой силой сыплются новые и новые потрясающей теоретической мощи «программы», в которых авторы, разумеется, конечной целью видят не иначе «выглядеть внешне, как Арнольд Шварценеггер или по минимуму Брэд Питт, быть сильным, как Владимир Кравцов или Юрий Фомин, ловким, как Брюс Ли или Федор Емельяненко, и так далее» - перечень вы можете без труда продолжить сами. В конце списка этих благих намерений стоит, чаще всего, такое, с позволения сказать, скромное желание: «а еще я хочу бегать по утрам минут 20-30».

Солидную долю смятения в неокрепшую душу кандидата в подобного  «многоборца» вносят рекламные вопли по поводу всякого рода «кроссфитов» и «функциональных тренировок», которые выдаются за панацею от всех бед, в том числе слабого мышечного развития и непривлекательного сложения. Об этом я уже писал, так что отсылаю любопытствующих к соответствующему материалу. Замечу только, что я отнюдь не враг этих средств и методов физического совершенствования, представляющими по сути элементарную ОФП, а большой друг. Однако только при условии, что они четко укладываются в стройную систему годичной, а может быть, и многолетней подготовки. Будучи вырванными из этого контекста, они, кроме затуманивания мозгов и полного дезориентирования в проблематике, ничему хорошему служить не могут.

Различия в задачах, целях

Различия между бодибилдингом, предполагающим совершенствование сложения вне зависимости от средств и методов достижения этой цели, и силовым тренингом, ставящим цель повышения максимальных уровней силы вне зависимости от пропорций и красоты сложения, достаточно выразительны, если не пытаться искусственно связывать их строго друг с другом, и не гнаться за «двумя зайцами». Сложность этой ситуации усугубляется тем, что среди людей, которые увлекаются «железным спортом», немало тех, чьи генетические особенности, задатки и одаренности позволяют достаточно успешно реализовывать обе задачи, причем порой даже не прибегая к особо специфическим тренировочным методам и приемам, характерных для того и другого вида спорта. С другой стороны, подавляющее число людей, не обладающими такими подарками от Господа, должно располагать максимально изобретательным и творческим умом, либо запастись методистом и диетологом, чья квалификация способна решать указанные выше задачи не одновременно, а последовательно, в рамках специфических тренировочных циклов. При этом нет никаких гарантий, что обе эти задачи будут успешно решены. Так что последним полагаться придется только на надежды, а рассчитывать – только на  счастливую случайность, но отнюдь не на гарантированный устойчивый прогресс.

Отсюда вывод – цели, задачи, средства, методы и приемы решения указанных двух задач совершенно разные, хотя в отдельных случаях они могут совпадать. Более того, поскольку сила отдельно взятой мышцы или мышечной группы в целом в значительной степени зависит от величины физиологического поперечника этой мышцы или группы, наращивание силового потенциала действительно коррелирует с ростом мышечной массы. Да только связь эта не прямо пропорциональная, а зависит от множества анатомических и физиологических факторов, среди которых и мышечная композиция, и характеристика костно-мышечных рычагов, и нейромышечные факторы, чтобы назвать самые важные. Огорчительно и другое: порой выразительное увеличение показателей максимальной силы вовсе не сопровождается столь же заметным приростом мышечной массы, и это происходит тогда, когда вместо увеличения поперечника отдельной мышцы в ней происходит более плотная укладка миофибрилл. Это явление достаточно давно описано в трудах по физиологии мышечного сокращения.

Теперь конкретнее о каждом из рассматриваемых видов силовой подготовки

Бодибилдинг

Бодибилдинг (культуризм) предполагает осуществление силового тренинга в интересах строительства красивого телосложения. Это выливается в выбор соответствующих методик развития мускулатуры, а также подбора и строгого следования модели диеты, которая главным образом способствует увеличению мышц. Культуристы обязаны потреблять рационы, идеально сбалансированные по макронутриентам (белкам, жирам и углеводам), в противном случае на желаемый рост мышечной массы просто нет никаких оснований надеяться. Энтузиасты этого вида силовой подготовки (или спорта, если они намерены соревноваться) стремятся развивать тело с минимальными уровнями подкожного жира и крупной, рельефной и дефинированной мускулатурой.

Также разные взгляды существуют на применение тренировок с отягощениями ради реализации этой цели. Обычно используются достаточно тяжелые снаряды в относительно невысоком числе повторений, которое, согласно открытиям физиологов, способно вызывать такие метаболические сдвиги в работающих мышцах, чтобы в период восстановления происходила суперкомпенсация (сверхвосстановление) мышечных волокон с адаптивным приростом их массы и силовых свойств. Не менее распространенным является и использование умеренных отягощений с более высоким порогом повторений в подходах, но моя позиция не предполагает таких разграничений. Я – сторонник тщательного поиска такого режима мышечных сокращений, такого повторного максимума, и таких приемов, которые каждому отдельно взятому конкретному атлету приносят максимальный "урожай" в кратчайшие сроки. Кроме того, я постоянно мониторирую уровни функционального резерва организма, так как считаю святой обязанностью каждого методиста или тренера как минимум сохранение исходного уровня здоровья тренирующихся, а по максимуму – укрепление его и расширение рамок этого резерва.