У нас в гостях первый «Мистер IRONMAN» - Юрий Мельников!

Мистер IRONMAN - Юрий Мельников IM: Юрий, прежде всего, спасибо за то, что Вы смогли уделить нам время, ведь для такого занятого человека каждая минута дорога. Что изменилось в Вашей жизни с тех пор, как Вы стали первым Мистером IRONMAN в 2001 г.? Какое место сейчас в ней занимает бодибилдинг?
ЮМ: Изменилось:не могу сказать, что изменилось слишком многое. Прежде всего, расставание со спортом это всегда очень тяжело. Некоторые уходят из спорта, но продолжают жить в нем своими несбывшимися иллюзиями, мечтами: От этого всегда хочется предостеречь молодых: они думают, что, если добьются каких-то успехов в спорте, то мир упадет к их ногам - у них будут деньги, роскошь, женщины, признание - это неправда, так бывает далеко не всегда. Мне повезло в том, что мое увлечение стало моей работой, и, пожалуй, основные изменения касаются именно карьеры. Если в 2001 году я был директором охранного предприятия, то на данный момент я фитнес-директор сети клубов "Olympic Star". А до этого я два с лишним года сотрудничал с фитнес-клубом "Reebok", где был сетевым менеджером тренажерного зала. Мне интересно то, чем я сейчас занимаюсь, и я намерен дальше двигаться в этом направлении. Но, несмотря на то, что я расстался с большим спортом, я продолжаю поддерживать себя в форме: 3-4 раза в неделю я регулярно тренируюсь. Ведь президент Федерации бодибилдинга должен в первую очередь своим внешним видом пропагандировать спорт. Это я и стараюсь делать.

IM: Что все-таки стало основной причиной ухода из большого спорта? Глядя на выступающих атлетов, неужели не хочется снова оказаться на сцене и почувствовать соревновательный драйв?
ЮМ: Причина одна - это возраст. Хоть у нас и принято говорить, что бодибилдинг для всех возрастов, но для всех возрастов он, скорее всего, как физкультура, а как спорт он естественно имеет свои возрастные пределы. Да, Коулмэну тоже 40 лет, но в этом возрасте он уже на пике своей карьеры, а свой путь он начинал в 20 лет. Я же поздно пришел в спорт. В 28 лет я только начал выступать, а на какой-то уровень вышел к 35 годам, то есть в том возрасте, когда люди уже выходят на вершину Олимпа. И в этом смысле, допустим, положение Саши Федорова, которому 26 лет и он уже там, оно понятно, для него как бы идти в профессионалы ничто не препятствует, ни его генетика, ни его одаренность, ни его возраст. У меня же была совершенно другая история. Все равно существуют некие законы и на карьеру в спорте уходят годы. Везде нужно постоять в очереди, набраться опыта, набраться знакомств, даже интересным публике можно стать только за какое-то время. Потому что с полоборота тебя принять не все готовы и при этом на этом месте, на месте любимцев уже кто-то есть. Для того чтобы ты продвинулся в этом направлении, стал интересен и людям, и бизнесменам, которые готовы вкладывать деньги в тебя, ну в этом смысле, как у Саши Федорова у него два контракта с западными фирмами, которые платят ему деньги. Но вот у Саши, в принципе, осуществилась мечта любого культуриста. Все остальное, все, что было до этого, хоть мы и говорили о наших спортсменах, которые оказывались на Западе, это все были жалкие потуги, как бы мы особо не радовались, особо радоваться нечему было. Вот только по-настоящему можно порадоваться за Сашку. Спорт он остался увлечением, как и был всегда. Просто люблю спорт, поэтому продолжаю здесь каким-то образом, каким-то боком участвовать, если получается в организации соревнований, советом моим товарищам по спорту тоже помогаю, нужно помочь по жизни куда-то трудоустроиться тоже, в общем любым способом, насколько могу, я не кичюсь этим, не пытаюсь надувать щеки и строить из себя кого-то, просто живу обычными человеческими понятиями и категориями, но в то же время наш спорт он же всегда олицетворялся благодаря Арнольду Шварценнегеру еще и неким успехом в шоу-бизнесе, вот это направление тоже мне интересно. Я не строю иллюзий, всегда пытаюсь бороться с ними, если ты вдруг оказался интересен в качестве актера, я не буду набиваться и напрашиваться, я не хочу выглядеть клоуном, показывать на себя пальцем смотрите я вот здесь снялся, в этом кино, а люди с ухмылкой, закусив губу, будут говорить да, чудило. С одной стороны действительно хочется преуспеть в любом деле, но вот сложилось так, что люди находят во мне какие-то задатки и куда-то привлекают. Вот например, мюзикл - там меня и петь учили и пытались что-то из меня выжать. Не мне это оценивать, но когда настоящие актеры, Павел Смеян комплименты говорит, естественно меня распирает от гордости, но и не перестаю думать о тусовке. Все-таки хочется благодаря своим движениям изменить стереотипы общественности на наш спорт, хотя это с каждым годом становится все сложнее, спорт становится все более гипертрофированным, как и те же мышцы, все дальше отделяется от простых людей. То есть во времена Арнольда Шварценнегера то, как он выглядел это было супер, но это было еще ощущением какой-то реальности, сейчас же глядя на современных спортсменов, это как раз ощущение нереальности. У всех людей, которые в первый раз видят профессиональных спортсменов возникает только одна мысль, что это Инопланетяне. С таким восприятием человеку сложно сказать ему, что тебе нужно быть таким. Если во времена Арнольда, то как он выглядел это, конечно, было супер, но в пределах реальности. Человек смотрел на него и говорил да, я хочу быть таким, то сейчас глядя на современного бодибилдрера -"Я не хочу быть таким!" Поэтому сложно бороться со стереотипами и здесь нужно скорее приносить что-то, к телу должна быть добавлена одухотворенность, образованность и много-много чего. То есть, должно быть содержание. Для большинства в тусовке фетиш - прежде всего, тело. И в этом главная иллюзия, мышцы никому не будут интересны сами по себе. Фактура никому не нужна. Пусть это услышат все. Ты станешь интересен людям да, на тебя могут обратить внимание, но только ты откроешь рот, как-то себя поведешь от тебя моментально же отвернутся, к тебе будут еще с большим пристрастием относиться, будут требовательны к тебе, потому что заведомо будут воспринимать тебя, как какую-то белую ворону, изъян в тебе будет раздуваться еще больше. Поэтому в такую сложную историю я попал и в этом классно находиться, ты всегда в тонусе, не даешь себе расслабиться - сохраняешь физическую форму и не сдать интеллектуально.

IM: Юрий, Вы уже начали говорить о молодом поколении бодибилдеров. Как Вы оцениваете уровень подготовленности молодого поколения бодибилдеров? Кого можете особо отметить?
ЮМ: Не скрою своих симпатий по отношению к Яну Салаксу. По той простой причине, что в человеке есть содержание, если у нас нас сцене много неодушевленных спортсменов появляется, то он развит гармонично. Во всяком случае мне кажется, он в этом направлении движется. Хочется, чтобы наш спорт воспринимали, глядя на таких людей.

IM: Давайте поговорим о твоей актерской деятельности, именно о мюзикле "Войны духа". Это был твой дебют, как актера?
ЮМ: Актерская деятельность у меня началась с известного рекламного ролика "Рондо". Правда, его все уже забыли, но я-то помню, потому что для меня это было важно, более того у меня до сих пор на стене весит награда, то есть моя первая проба оказалась и первым успехом, потому что у меня весит диплом от Российской Ассоциации (или Гильдии) Рекламных Агенств за лучшую мужскую роль в рекламе. Был ролик супербизона, с тех пор мне еще и кличку в тусовке придумали Супербизон. А дальше пошли приглашения на всякие эпизодические роли во многих фильмах, в том числе и голливудские. Я играл в эпизодах с Тактаровым Олегом, с Майклом Паре но это все пшык. Я понял, что в этом состоянии можно находиться всю оставшуюся жизнь, можно всегда сниматься в этих эпизодах, показывать вот это мой затылок, вот это мой бицепс, а здесь я с Тактаровым, и гордиться своей причастностью к чему-то большому. Это не мой характер. Я хочу делать что-то большое. Конечно, здесь я набирался опыта и смотрел, и в некоторые моменты я начал отказываться от этих эпизодических ролей, потому что изначально было понятно, кого качок может играть. Ну супергероев у нас только Турчинский играет, второго такого в этой фабрике звезд не нужно. Нужен другой типаж, другой человек, может настанет такой момент. Пока востребованы именно такие. Мы проживаем период Голливуда 20 летней давности. Я вообще как-то отошел от этого. Я полностью ушел в работу, хотя, конечно, мечтаю, наверное, как и все люди, о чем-то большом, но не о славе как таковой. Хочется действительно сделать что-то достойное внимания. Я всегда дружил в силу своего военного прошлого и спортивного настоящего с людьми из силовых структур и охранной деятельностью занимался, я с ребятами из ВДВ боевого братства общался и потом такой есть Игорь Борисович Исаков он руководил проектом на РТР передачи "Башня" для подростков, они же организовывали вечера в Кремле, посвященные годовщинам вывода войск из Афганиста, и периодически, они меня привлекали в такие проекты, по Чечне были проекты по реабилитации солдат пострадавших и раненных. Они же задумали эту идею со спектаклем, посвященных к событиям гибели 6-й роты. Таким образом, я оказался причастен к истории спектакля, не просто, как актер, я был от начала до конца в этом проекте, сперва, как человек, с которым обсуждались какие-то идеи и я высказывал свое мнение, а потом, когда речь зашла о подборе актерского состава, мне предложили попробоваться, нам нужны фактурные офицеры, тем более это все знакомо и ты фактурный офицер. Единственное нужно понять, насколько ты как актер. Хотя особо сложного нет - это не драматический спектакль, это как агитка, экшн, причем не такой как в Голливудских фильмах, а в песнях, в драйве . . В общем попробовался, попел, сказали годится. Мы тебя поучим. Я ездил практически год целый учился, педагогу по вокалу у меня была Жанна Рождественская, достаточно известная. Потом наработался музыкальный материал, что характерно все сцены - они по-разному были, пол спектакля я нахожусь на сцене, всегда что-то подпеваю. Есть сцена десантная - там рэп. Полтора года я пел финальную классическую песню "Войны духа". Слушал постоянно в машине и пел. Чтобы люди знали, что это труд, а не просто так меня взяли и через неделю я уже на сцене. Это тяжелый труд, большая работа, которая продолжается до сих пор. Спектакль еще не поставлен на поток, он очень масштабный, грандиозный. Такого еще нет. Состав достаточно звездный - есть и современные кумиры - Дюжев, Майков и Теона Дольникова, и Павел Смеян, Саша Голубев. Благодаря моему участию в этом проекте, я старался привлекать туда ребят. Опять хотелось побороть стереотипы.В сцене десантной, со мной выбегают несколько человек спортсменов - Юра Мухаммедов, Леша Кошенов, Саша Доротов. Действительно хотелось, разрушить стереотипы. У нас же спортсменов в шоу-бизнесе в принципе нет, они всегда непонятно в каком-то несерьезном качестве - в качестве тел, недоумков. Среди спортсменов я не могу сказать, что все интеллектуалы, образованные, просто душки. Но есть действительно хорошие, достойные люди. Нужно стремится к идеалу человеческому. Есть люди, которые развивают свое тело и при этом развиваются сами. Десантная сцена стала совершенно другой за несколько месяцев до спектакля. Благодаря молодому автору этой песни Денису Хрущеву. Поначалу это должно быть просто эпизодом, но она получилась очень яркой, роль офицера, как режиссер Андрей Сычев (он поначалу просто говорил мне ты там постой - он боялся, воспринимал меня как человека, которого привели продюсеры, навязали и со мной нужно что-то делать. Чтобы не испортить отношения с продюсерами - ты постой и пой спокойно и ничего не делай я тебя прошу. Но у меня-то характер другой, во-первых, там были исключительно военные вещи, а военного консультанта не было - был сценарист, который писал сценарий и вкладывал слова в уста офицеров, которые военный человек произнести в принципе не может, это касается специфики военной, допустим команда На погрузку шагом марш! Грузят только технику. То есть, человек не знающий военную терминологию, он может такие коры выдавать. Но надо понимать, что в нашей аудитории будут военные люди, надо чтобы они не тыкали пальцом и не хихикали. Офицер должен руководить людьми, а не просто стоять. Поэтому в процессе репетиции мне нужно было для этих курсантов стать своим, чтобы они выполняли мои команды и складывалось впечатление, что мы одно целое. В конечном итоге самый большой комплимент, когда спецназовцы подходили и говорили такое ощущение, как будто это из войск выписали офицера специально. Это, по-моему, лучший комплимент. Отсюда - драйв. Мне говорил - надо же как, потом Сычев говорил вроде такая сцена простая, а у тебя как-то получилось. Это не стремление выпячаться, отвоевать себе пространство, мол посмотрите, какой я гениальный актер - нет, этого не было. Самый кайф - когда ты живешь в этом спектакле. Отсюда и берется энергетика. Кроме того, я ездил встречался с семьями погибших солдат, потому что здесь очень тонкий момент, этот спектакль поставлен на основе реальных событий и очень важно было наладить контакт с родителями, чтобы это не воспринималось как желание сделать шоу из этого, заработать денег. Наоборот, прежде всего, это военно-патриотическое воспитание. Важно, чтобы люди оценили этот подвиг. На ТВЦ сейчас будет выходить программа "Улицы твоей судьбы". Тоже проект, к которому я причастен. Ближайший спектакль 75 лет ВДВ 1 августа.

IM: Кем ты мечтал стать в детстве?
ЮМ: Как и любой ребенок, кем я только не мечтал стать и эти мечты они были абсолютно разными: от космонавта до актера. У меня даже был выбор поступать в какой-нибудь актерский вуз или в военное училище - вот такой был странный выбор. Я поступил в военное училище, но, тем не менее, это все равно осталось в подсознании и преследует меня всю мою жизнь, если я не стал актером, но во всяком случае в моей жизни это присутствует. Да и в армии у руководителя должны быть задатки актера для того, чтобы мог воздействовать на подчиненных, чем больше их, тем должен обладать энергетикой. Я всегда неразрывно был связан со спортом - несколько лет играл в хоккей, достаточно серьезно, за город выступал в детской команде на Чемпионате Украины.

IM: Родители в секции отдавали?
ЮМ: Нет, сам. А раньше как-то проще было. Была куча всяких секций. Например, открылась секция гимнастики - мы с другом решили туда пойти. Кого-то отобрали, кого-то нет. Родители как раз поучаствовали - они приостановили это движение. Они хотели, чтобы я учился и что спортсменов нам не надо. Все равно спортсменом я побывал потом во взрослой жизни. У меня всегда была тяга к чему-то новому, попытаться сделать. Постоянно то гребля на байдарках, то бокс, то карате. Все равно свою роль, конечно, сыграло то, что мой отец был военным и это было мне понятно и близко. Я много читал в детстве, книги самые разные читал, особенно военной литературы, мне нравилась военная тематика, какая-то романтика в этом присутствует. Вот и стал я военным. Можно сказать, что тоже за компанию - у меня друзья пошли в военное училище. Здесь не было никаких противоречий.

IM: А как ты оказался в бодибилдинге?
ЮМ: Я же всегда рядом со спортом был. Я всегда был склонен к полноте, поэтому постоянно боролся со своим лишним весом. Такие задатки качания или кача они получились самостоятельно, какие-то комплексы с гантелями дома всегда делал, потом, когда я ходил на греблю, там тоже заставляли делать какие-то силовые упражнения, а потом я пришел в армию - стал заниматься офицерским пятиборьем, туда входит гимнастика, - так появилось какое-то представление, также я много бегал, потом начал регулярно заниматься с железками, а потом, когда мне надоело бегать я вообще стал только заниматься с железками, раньше я еще постоянно и на диетах сидел - был полуголодным, чтобы быстро бегать, я просто стал нормально питаться и тренироваться - и меня поперло. А в спорт попал я, я поступил в Военную Академию в Москве и нашел качалку, в которую стал регулярно ходить. Я нашел качалку, в которую ходил регулярно, а там нашлись люди, которые увидели во мне что-то, что можно на сцену выводить. Я даже в многоборье, когда был - я много бегал. Ко мне подходили люди и спрашивали: "Ты что анаболики глотаешь?" Я тогда слова-то этого не то что не знал, даже не слышал. То есть для людей я уже выглядел, как человек, который принимает анаболики, а я просто занимался сам собой. Одаренность в плане строительства мышц мне от отца досталась, он у меня был очень хорошо сложен.
IM: С Гран-при IRONMAN у Вас сложились особые отношения: Вы стали не только первым победителем, но и организатором, главным судьей, а в этом году еще и соведущим турнира. Какое амплуа Вам больше по душе? ЮМ: Так нельзя ставить вопрос, потому что поначалу было одно интересно, потом другое. Ты просто проходишь какие-то стадии. Как организатор для тебя все понятно, мне становится скучно. Чтобы организовать, ты понимаешь, что надо укладывать в голове все четко и стройно - когда это у тебя не вызывает больше никаких проблем. То есть любое действие, которое требует просто механического повторения, того, что уже было - мне становится скучно. Я не знаю плохо это или хорошо, всегда хочется развиваться. Поэтому, когда я был и организатор и спортсмен, на Ironman 2001 г. я оказался в качестве спортсмена на самом делеслучайно. Просто руководители компании Ironman сказали, ты это затеял, было бы неплохо, чтобы ты еще и выступил. На тот момент, когда я приглашал всех участников, я представлял их уровень, я знал, что это очень сильные спортсмены - и что мне в принципе там ничего не светит, ну не то что не светит, я думал, что я буду там из 15 человек, я предполагал, что это была моя возможность. Сыграло роль то, что такого рода турниров еще не было, я имею в виду, что турниры сильнейших атлетов еще не проводились. То есть люди, которые привыкли быть сильнейшими в своих категориях, столкнулись с тем, что они оказались среди равных - по-видимому они не так серьезно отнеслись к этому старту. Я отнесся к нему более серьезно, мне не хотелось выглядеть плохо, там ведь собрались действительно сильнейшие - Журас, Дмитриев, Вишневский, Макшанцев. Я честно скажу, я не рассчитывал быть тогда Мистером Ironman. Я готовил турнир и параллельно сам готовился, чтобы мне не стыдно было выйти в этой компании. А потом перед Ironman должен был быть Чемпионат России и я все равно, как Президент Федерации должен был поехать с командой на Чемпионат России, странная сложилась ситуация: вроде я и готовился к соревнованиям, вроде я еще и функционер. Я приехал к Макшанцеву посоветоваться: Может мне и на России выступить. Он ответил, конечно, выступай. Потом поехал к Шелестову, он говорит: "Давай выступай, ты в классной форме". Я приехал, выиграл Россию, потом за день до Ironman, был Кубок Атлантов в Питере, но он бывает не каждый год, в зависимости от того, найдут они деньги или нет, а вот наш турнир проводится регулярно каждый год, благодаря группе компаний Ironman.. На Кубке Атлантов я стал вторым, а Вишневский первым. Здесь можно поерничать первыми в Питере становятся питерцы, а в Москве москвичи. Судейство, конечно, субъективно, важны симпатии от этого трудно отвлечься. Как получилось, так получилось. Единственное, что я понял, что не надо больше выступать, когда ты еще и организовываешь - мне казалось, что все происходит не так и никто на это не мог повлиять. Первый наш турнир он все-таки проходил, как обычный качковский турнир. Потом мы решили от этого отказаться, я уже рассказывал, каким мы хотим делать Ironman, чтобы это было зрелище, шоу, спортивная вечеринка, праздник. Выводы они пришли именно в тот момент, когда я стоял на сцене. Я понял, что вот это с точки зрения подбора спортсменов интересно, но не до той степени до которой это может быть интересно человеку далекому от спорта. Задачей становится, чтобы человек любой, с улицы мог прийти и посмотреть, сказать, как здорово - мне здесь нравится. Еще хочется бороться со снобизмом тусовки - все снобы - этот такой, этот кривой, у того пресс корявый - они обсудят всех, авторитета в нашей тусовке не существует - любой человек обсуждаем и все они с изъянами. Всех обсудят и обосрут. Нужно ломать этот снобизм.

IM: Что нового планируется на Гран-при Ironman 2005 г.?
ЮМ: Конечно, планируется. Здесь еще правда все зависит от обстоятельств, сложится не сложится. Как в том году я ехал и думал ну все хана, такая была погода. Слава Богу, все сложилось благополучно. В качестве ведущего мне захотелось быть, хотя я все-таки комментируя соревнования календарные, у нас на сцене всегда Володя Турчинский, потому что он шоумен, я всегда их комментирую, потому что я лучше знаю ситуацию в спорте, Володя все-таки в силу своей деятельности от нее отошел, это как бы не в укор ему сказано, перед ним другая задача стоит, хотелось еще усугубить вот эту свою возможность как-то поговорить с публикой, сухо комментировать - я всегда ограничен, но иногда трудно бороться со своим чувством и желанием поерничать, похихикать, повеселиться и в этом смысле, когда с Яной мы встретились, что это тот человек, который даст мне эту возможность. Я до сих пор слышу упреки в свой адрес, что я хочу реализовать свои амбиции, может быть, я не отдаю в этом себе отчет. Я хочу, чтобы вот это действие, которое происходит воспринимали определенным образом, то, как его комментировали другие люди, меня это не устраивало, я хочу на это как-то повлиять, чтобы оно предстало с другой точки зрения, по-другому его видели. Это было целью, когда мы с Яной собрались его вести. Мне трудно об этом судить, но мне хотелось, чтобы это было как-то иначе, нестандартно. Так вот сложившимся образом по-качковски примитивно, хотя мы не переходили на какой-то высокоинтеллектуальный уровень, диалоги с залом, наверное, были почти такие же. А если говорить о будущем, то желание привлечь в это действие, как можно больше известных людей и в тусовку, и на сцену. Если мы идем по пути шоу, это должно быть шоу. Чтобы это было событием не столько в спорте, сколько в шоу-бизнесе. Чтобы о Гран-при знали все, что происходит качковская фигня, там клево, интересно.

IM: А что-нибудь более конкретное? Раскройте секреты.
ЮМ: Столько времени еще, не все сразу. Если я сейчас раскрою все секреты, станет неинтересно. Ну хорошо. Долгое время Владимир Турчинский оставался без внимания на Гран-при. Я даже могу сказать почему. Он мне об этом не говорит, но я знаю, что ему это обидно. Он у нас ведет много календарных турниров, а поскольку цель была сделать наш турнир нестандартным, того не осознавая своим присутствием в единств. лице он бы все равно тянул бы его в ряд со всеми остальными. Я вот сейчас продумываю ход, чтобы он там был, но в то же время, не задавал стиль, скорее всего это будет с кем-то пара. Кстати, ведущих будет много. Я не буду разрушать наш тандем с Яной, мы там останемся, но так как у нас 3 действия, то в каждом будут ведущие.

IM: В чем самое главное отличие Гран-при? Одно свойство.
ЮМ: Продвинутость. Мы стараемся идти в ногу со временем. Весь остальной спорт он остается позади. Люди, которые в нем живут стереотипами. В возрасте 20 лет они ортодоксальны, как 80 летние.

Дата рождения: 23 июня 1965г.
Место рождения: Красноярск
Где сейчас проживает: Москва
Семейное положение: женат
Дети: дочка и сын
Работа: начальник управления фитнеса
В каком возрасте начал заниматься бодибилдингом: 23
Любимые занятия в свободное время: его нет (домашние дела, кино, театр)
Любимое "вредное" блюдо: благодаря спорту я с этим расстался, я аскитичен в еде, могу отравиться чем-нибудь в Макдональдсе, (блины со сметаной)
Высшее достижение в бодибилдинге: Мистер Ironman
Мечта: попытаться преуспеть в актерстве, там интересно

ЮМ: Обо всем я не смогу рассказать, потому что, рассказав о себе все, я просто перестану быть интересен людям. Поэтому по закону жанра, я должен что-то недорассказать, чтобы очередная встреча со мной была интересна, в том числе журналистам. Во-первых, я о себе не буду все рассказывать, потому что от природы скромен до безобразия. Это действительно так, я с этим борюсь честное слово. Потому что я понимаю, что я оказываюсь уже в том статусе, где скромность неуместна. Становишься публичным человеком.

Метки:

ЗАМЕТКИ, ОЧЕРКИ, ФОТО
Спортсмены
Ironman.Ru рекомендует
... ... ...